22 июня ровно в четыре часа…

Вся эта истерия вокруг Цоя объясняется тем, что связь поколений порвана. Подросли новые люди, для них та война — пустой звук. Я помню, как в 91 пустел пионер лагерь, где я работал вожатым, когда крутили шедевр советского фильмостроения — Игла. Дети из благополучных мосовских семей, не знавшие до этого, что такое игла и наркотики, смотрели на действо с широко открытыми глазами. Для них Цой был новый герой. Рабочий по кухне шутил за бутылочкой — дуй в Цуй детки смотрят.
Я был постарше, оба моих деды воевали, и Цой не стал моим героем.
Тем временем поцанчики подросли, им теперь 30-35 лет, многие уже пивное брюшко примеряют, но до сих пор ждут перемен. Остро так ждут. С пивом и колечками кальмара, а тот, кто все правильно сделал, с Пинодешербур и мясом на тарелочке. Именно они на стеклах машин возят спасибудедузапобеду.
Жаль, целое поколение верит в сказку: добрый подрезаный Цой сильно хочет курить и идет снег…

Добавить комментарий