Химия

Когда я был юным, я увлекся химией, произошло это банально, в седьмом классе мне выдали учебник по химии, как и всем моим соученикам. Поскольку, все интересные учебники я прочитывал уже к 10 сентября, а потом даже в школу ленился носить, то и учебник химии был прочтен до 10 сентября. Конечно, та детская раскраска, которую взрослые выдают за учебник химии меня не удовлетворила и по моей просьбе мой папа принес из института книжку не только посложнее, но и поувесистей — «Глинку». За месяц я ее прочел два раза и был начитан очень сильно, потом пошли Некрасов, Опыты без взрывов и Химия для любознательных. После этого я приступил к подшивке журнала «Химия и жизнь». Благодаря такой начитанности я победил в Московской олимпиаде по химии. Папа помогал мне и таскал реактивы из институтской лаборатории, а со старой работы он приносил химическое стекло, у меня были отличные запасы колб, реторт и всяких холодильников, был и прямой, и Вюрца, и Либига… Эти холодильники я продал любителям изготовления домашнего шнапса и виски в лихие 90-е годы. Кроме простых и очень эффектных опытов для начинающих я делал свой первый научный проект. Бомбы и прочая пиротехника меня не интересовали, вернее я сделал, и бомбу из магния, и порох, и несколько разных видов взрывчатых веществ, но они меня не впечатлили.
В общем, я замахнулся на святыню, дневник ученика 7-го класса Б Шереметьева Володи. Да, учился я иногда не отлично и двойки у меня проскакивали, а обижать родителей мне не хотелось. Выход был прост — удалить нежелательные записи из дневника. Подошел к делу я весьма научно, мною был куплен второй дневник, в него разными ручками, говорить о разнообразии ручек в начале 80-х некорректно, чернила и стержни были буквально двух видов, одни расписывались и текли, а вторые писали плохо до конца, были поставлены оценки и я приступил к опытам. Несколько недель я смешивал вещества, капал на экспериментальную двойку адский состав, промывал лист и высушивал, я изобрел несколько десятков рецептов и был как никогда близок к разгадке, поэтому решился на последний эксперимент, и вывел настоящую двойку, ее поставила моя математичка, строгая но справедливая женщина, которую мои одноклассники называли «шваброй», то ли за ее рост и худобу, то ли за выражение «Иди постой в углу со шваброй», которым она отправляла в угол.
Я был молодец, состав действовал, от отметки оставался только вдавленный след.Было одно но, я не проверил долгосрочное действие моего состава. В общем, мелочь, но фатальная. Дневники в то время делались из какой-то бумаги зеленого цвета очень низкого качества и после обработки через некоторое время бумага становилась ломкой и рассыпалась. В общем мой папа просматривая дневник обнаружил в нем дыру на месте двойки. Отец ничего не сказал, но больше я состав не использовал.
На следующий год, в восьмом классе до меня дошло, что иметь два дневника для двоек и пятерок отдельно -это более продуктивный подход, хотя и без использования любимой химии. Через год, в девятом классе я стал взрослым и влюбился в девушку, а химию разлюбил и бросил. В свободное время я вовсю тренировался в искусстве подписи — копировал отцовскую, и научившись сам просматривал свой дневник и ставил подпись.
Через некоторое время я понял почему у моего папы и деда такие похожие подписи…

Добавить комментарий