Фэйк

Выложу ка я маленький фэйковый рассказик по проектной деятельности в школе эпохи развитого социализма. 
Как это могло бы быть всего 25 лет назад. Рассказик будет размещен в нескольких подряд идущих постах.

Слова. Сказочка самурая 3.

Кодекс офисного самурая гласит: иногда слова — это не просто слова, иногда слова приобретают второе значение, которое более важно, чем изначальное словарное значение.
Один великий самурай Виваныч, о котором я уже писал, всегда говаривал подчиненным так: "Если что, я тебе свистну", имея в виду аську или почту. Однако, со временем многим младшим самураям открывалась истина, свистнуть это буквально, как собачке. Так во многих конторах входят в обиход слова, которые хотя и должны скрывать смысл происходящего, более обнажают и открывают его.

Сказка 2

Кодекс офисного самурая, где можно его прочесть? Так спрашивают некоторые. Ан нет, нельзя его прочесть, только устные рассказы ходят в офисах, про секретутку и чорное письмо, про начальника и блондинку или как один охранник охранял, охранял, да не охранил.
Плохо ли это? Нет!
Правило офисного самурая номер 3 коротко и гласит: Чем хуже -тем лучше. Такая простая и короткая формулировка должна указать на истинность этого правила. Это правило срабатывает всегда. Рассмотрим пример: в туалете кончилось мыло, плохо? Нет! Кто-то экономит мыло — первый плюс. Меньше моют руки и торчат в туалете — повышается производительность труда, еще плюсик. Оглянись вокруг и ты увидишь множество таких примеров. Наш учитель, великий самурай, повидавший многое, Виваныч всегда учил: Все плохо? Тогда доводи ситуацию до абсурда и будет тебе большо плюс. И бывал неизменно прав.

Степаныч

Этикет офисного самурая не подходит прямым и честным людям. В конторских делах, как в оркестре, — у каждого своя партия. Все сидят и по команде главного, или в трубы дуют, или руками что-то перебирают, или, вообще, стучат.  Допустим главный спер инструменты и налево продал, но твое дело щеки надувать, или руками сучить, или посто стучать, раз поставили на эту должность — так кодекс офисного самурая требует. Прямой и честный человек не может этого. Все вокруг пилят воображаемые скрипочки, соседи справа губами стараются, сзади стук стоит и, чаще всего, настоящий. Обычно, барабаны и треугольники плохо продаются, так что исчезают последними. Сидит Степаныч среди всего этого и на воображаемой арфе играет, но по причине честности или обостренной порядочности, никак ноту нужную не возьмет. Противно, видите-ли, ему… Вызывает его главный и говорит: "Хороший ты мужик, но в нашу команду не вписываешься, вечно не ту ноту берешь. Увольняйся сам, вон, и в семье первой скрипки сынок подрос. Он с годовалого возраста руками сучит — любо- дорого смотреть. Сам его на руках держал, видел." Такие дела.
Поскольку в этот оркестр не возвращаются, прощай, Степаныч!

Это первая сказка офисного самурая, детки.

Мое

Никогда не стану я поэтом,
Все стихи написаны уже.
Не придет ко мне русалка в белом,
не одолжит именной ТТ…

(2007)

Музыкой, так сказать, возможно, как бы и навеяло…

Все уже написано, до нас!

Обидно начинающему литератору, художнику, а иногда и композитору, осознавать простую мысль: «Все уже написано! До нас.» Действительно многие современные, да что сказать, и несовременные художники пера, кисти и звука сталкиваются с большой несправедливостью. Многие картины, мелодии и сюжеты написаны до нас великими мастерами. Так большинство детективов современности- это просто переписаные сюжеты  мастеров классического детектива, они как и многое другое уже придуманы и опубликованы задолго до. Что остается Карининым и Марецким? Надо брать два сюжета или даже три сливать их в экстазе и тогда старые сюжеты заиграют новыми красками.
Так, например, братки Вайнеры написали сюжетец «Эра милосердия», фильм сами знаете какой. Тем кто книжки не читает, подскажу, «Масто встречи изменить нельзя». присмотритесь внимательно, это-же Холмс и Ватсон, два извечных и неразлучных персоонажа книг Конандойля, с большинством которых вы знакомы по фильмам Маслова с музыкой Дашкевича. Трям-парям-пам-парапара-пам, пам парям-пам паря-пам и так далее и тому подобное…
Первое несомненное сходство, два следователя Жеглов-Холмс и Шарапов-Ватсон. Второе, как и в рассказах о Шерлоке Холмсе Шарапов- офицер, только не врач, а разведчик, тоже имеет ранения — две желтых нашивки (Ватсон прихрамывал при знакомстве с Холмсом). Сходно так-же и то, что Шарапов вернулся на родину из действующей армии, а Ватсон возвращался из Вест-Индии.
Отношения Жеглова и Шарапова развиваются также как и у героев книги Конан-Дойля, более опытный Холмс, извините Жеглов, обьясняет менее опытному Шарапову сущности происходящего и постоянно вводит его в курс дела. Так же как и в оригинальных сюжетах есть некий элемент розыгрыша Жегловым Шарапова, это «украденное» дело, также как и в книге Ватсон обижается на великого детектива, но ненадолго.
Роднит две книги еще и то, что Ватсон-Шарапов больший идеалист, готовый помочь людям, а Холмс-Жеглов более циничен и расчетлив.
Даже то, что в фильме про место встречи в конце фильма Шарапов обретает любовь, роднит его с героем Конан Дойля. Доктор тоже женится, а Жеглов-Холмс остается одиноким. Даже противостояние с горбатым-Мориарти есть в фильме.
Отсутствует явно образ Лестрейда, комично сыгранный Брондуковым в фильмах о Холмсе. Дело в том, что и в книгах о Холмсе Лестрейд есть, но он никакой не комик, а просто туповатый служака. В фильме про неизменное место встречи есть свой «Гриша 6 на 9» это такая замена Лестрейду. Даже более мудрый чем сам Холмс персонаж — его брат Майкрофт Холмс, тоже есть в фильме- это следователь прокуратуры, который ведет дело банды. Он, например, наталкивает Жеглова на ту связку слов, что вынесена в название фильма.
Так же как и в книге о приключениях Холмса о жизни Шарапова известно больше, чем о жизни Жеглова. Мы знаем как воевал Шарапов, немного о родителях, и много другого. О Холмсе известно совсем мало, как и о Жеглове, мы знаем только, что он из деревни и впоследствии беспризорник.
Список «случайных совпадений» можно продолжать еще долго.
Замечу, что между книгами сходство несомненно есть, но в фильмах оно выпячено гораздо больше. Сами Вайнеры, видимо, прекрасно понимали это, поэтому конец фильма о Жеглове и Шарапове разительно отличается от книжного. В книге подруга Шарапова погибает, именно она и есть та милиционер-регулировщица, которая погибает под колесами грузовика Фокса. И никакого усыновления подкидыша тоже нет.
Вот такие пироржки, детки. И это, так сказать, мастера советского детектива, что и говорить о современных ремесленниках пера.

Память

Когда Новосибирский Академгородок только начинался, в институте автоматики работал мой отец, аппаратура, естественно, была военная и при сдаче требовались ее испытания. Морозильные камеры еще только ехали и частично ожидали монтажа. Тогда решено было выставить аппаратуру на мороз, благо под новый 60 год было по-сибирски холодно, до -45 , а для сдачи требовалось -40. Так и сдали аппаратуру.
Потом эта история стала местной шуткой, а через несколько лет приехал журналист и написал книгу «Люди первой тропы». Шутку эту в числе других ему тоже рассказали. Так мой отец попал в книгу о людях построивших Академгородок.
«В институте автоматики ходят легенды, как Эдик Шереметьев выставлял приборы на лютый сибирский мороз через форточку…».
Да еще, я тоже родился в Академгородке, только гораздо позже.